BDO в СМИ:

К исполнению в срок не обязательно

05 апреля 2016

Коммерсантъ

Вчера был последний день, когда эмитенты должны были раскрыть аудированные годовые отчеты согласно вступившим в силу в начале года поправкам в законодательство. Однако существенная часть предпочла не торопиться с отчетом. Дело в том, что, установив четкий срок сдачи отчета, ЦБ тут же дал разъяснения, фактически избавившие эмитентов от исполнения сроков. По мнению экспертов, это однократная акция лояльности.

Российские эмитенты 4 апреля в массовом порядке стали сообщать о нарушении даты раскрытия годового отчета по российским стандартам, заверенного аудитором. Согласно указанию ЦБ N3899-У «О раскрытии информации эмитентами ценных бумаг» годовую отчетность они должны были сдать до 4 апреля 2016 года. Оно вступило в силу 14 марта 2016 года. О намерении ЦБ установить жесткие сроки предоставления отчетности было известно еще осенью прошлого года. Указание N3899-У было утверждено ЦБ 16 декабря 2015 года и затем направлено на регистрацию в Минюст, в итоге документ вступил в силу за две недели до требуемого срока сдачи отчета.

Необходимость поправок возникла в связи с тем, что в отсутствие четких сроков сдачи годового отчета эмитенты иногда «забывали» о нем. «Ни в одном законодательном акте не установлены сроки составления, подготовки и передачи аудиторского заключения компаниям,- пояснял на конференции в марте заместитель начальника управления корпоративных отношений, раскрытия информации и эмиссионных ценных бумаг службы Банка России по финансовым рынкам Павел Филимошин.  Этим иногда прикрываются компании и не предоставляют годовую отчетность, ссылаясь на то, что ждут аудиторского заключения». ЦБ, по его словам, «взял на себя смелость» установить конечные сроки для предоставления отчетности не позднее трех месяцев после окончания отчетного периода. В 2016 году — не позднее 4 апреля.

Однако уже 30 марта эмитенты получили «индульгенцию» от ЦБ. Наказания за нарушение срока не последует, если причина неопубликования отчета в том, что эмитент еще до вступления в силу нормативного акта заключил с аудитором договор о предоставлении отчета на более поздний срок. Такие разъяснения содержатся в письме за подписью первого зампреда ЦБ Сергея Швецова, опубликованном на сайте регулятора 30 марта. По данным «Ъ», возможная причина появления письма в том, что указание слишком долго регистрировали в Минюсте.

Ввиду особенностей раскрытия информации эмитентами сложно подсчитать точное число тех, кто сообщил, что не предоставит отчетность вовремя. По словам главного бухгалтера банка из топ-30, пожелавшего остаться неназванным, выполнить указание ЦБ не представлялось возможным: «информации о том, что указание вступит в силу именно в этом году, было мало». «Когда ЦБ объявил, что инструкция направлена в Минюст, наш банк уже заключил договор с аудитором, и срок там был указан до 30 апреля, поясняет он.  Кроме того, в налоговую мы сдаем отчет до конца марта, а учитывая, что в аудиторском отчете должна быть проверка налоговых данных, выполнить новые нормативные требования было просто невозможно».

Впрочем, ряд эмитентов все же уложились в срок. Сделали это, например, публичные банки — Сбербанк, ВТБ, «Возрождение». «Странно слышать жалобы на то, что кто-то не знал о сроках. ЦБ заранее всех предупреждал, поэтому можно было подготовиться»,  говорит зампред правления банка «Возрождение» Андрей Шалимов. В другом банке, опубликовавшем отчет в срок, пояснили, что своевременное раскрытие информации является их приоритетом, правда, для исполнения сроков «пришлось поработать в выходные дни».

Аудиторы, без заключения которых выполнение требований ЦБ в срок невозможно, считают поблажку регулятора своевременной. «Аудиторские компании заранее формируют план работы, а заключения составляются в течение января—апреля, — говорит партнер BDO в России Денис Тарадов. — Все понимали, что с новыми укороченными сроками аудиторам будет трудно справиться со всем объемом работы, трудно в момент увеличить штат». Но в первые месяцы следующего года аудиторским компаниям придется мобилизовать свои силы. «Обычно первая неделя января — каникулы, потом все раскачиваются, а активно начинают работать с февраля. Теперь нам придется приступать к деятельности без раскачки», — считает представитель одной из них.

Ольга Плотонова