BDO в СМИ:

Битва за аудит

19 мая 2016

Коммерсантъ

Минфин сделал неожиданный подарок аудиторам — в виде возможности заработать на обязательном заверении промежуточной отчетности банков, хотя раньше эту идею не поддерживал. Смене позиции контролирующего для аудиторского рынка ведомства могла способствовать критика со стороны ЦБ и растущие риски передачи банковских аудиторов под надзор Банка России. Впрочем, частота аудиторских проверок и добросовестность аудиторов — вещи несвязанные.

На днях комиссия правительства по законопроектной деятельности одобрила законопроект Минфина с поправками к закону «О консолидированной финансовой отчетности». Смысл поправок в том, чтобы раскрывать и аудировать не только годовую, как сейчас, но и промежуточную отчетность (квартальную) по международным стандартам (МСФО). На сегодняшний день консолидированную отчетность по международным стандартам составляют общественно значимые организации, в том числе банки, страховые компании, НПФ, ФГУПы и др.

Изначально планировалось, что аудит будет обязателен для всех компаний, составляющих консолидированную отчетность. Однако Минэкономики выступило против, дав отрицательное заключение. Как сообщил источник «Ъ» в министерстве, в случае реализации этой версии нормативного правового акта могли возникнуть значительные дополнительные затраты компаний за промежуточный аудит от 200 тыс. до 25 млн руб. за одно заключение в зависимости от масштаба бизнеса, а их должно быть не менее четырех раз в год. В итоге, отмечает источник в Минэкономики, замечания были учтены, Минфин переработал поправки, и в текущей редакции обязанность аудита промежуточной отчетности возложена только на банки и банковские холдинги.

Тем не менее и это не мало: в России более 700 банков. При этом для аудиторских компаний появление нового поля для деятельности и, как следствие, заработка стало неожиданным. «Вопрос об обязательности аудита промежуточных отчетов поднимался неоднократно, но Минфин не поддерживал эту идею,— отмечает вице-президент аудиторской компании ФБК Алексей Терехов.— Видимо, сейчас его позиция изменилась».

Источник «Ъ» в Минфине указывает, что поправки были разработаны по инициативе Центрального банка, который регулярно обвинял Минфин в недостаточном контроле за деятельностью аудиторов. Например, в феврале Эльвира Набиуллина говорила о необходимости введения дополнительных требований к компаниям, которые проводят аудит отчетности банков, негосударственных пенсионных фондов и страховых компаний. На днях первый зампред ЦБ Алексей Симановский, выступая перед журналистами, сообщил о работающих до сих пор на рынке аудиторских компаниях, безоговорочно заверявших отчетности банков с отозванными впоследствии лицензиями и дырами в балансах.

Впрочем, по данным источников «Интерфакса», ЦБ выступал против расширения объема аудируемой отчетности, так как это сопряжено с ростом затрат банков. Ряд собеседников «Ъ» считают, что на фоне критики аудиторов и растущих рисков передачи их под надзор Банка России Минфин, с одной стороны, делает своего рода реверанс в сторону ЦБ, учащая аудиторские проверки, с другой — пытается снискать симпатии аудиторов, давая им заработать. «Банк России вновь выступает за передачу ему функции регулирования и контроля за аудиторской деятельностью»,- заявил первый зампред ЦБ Сергей Швецов на Биржевом форуме в апреле. «Минфин часто упрекают, что он недостаточно заботится об аудиторах. Поправки могут быть и мерой по поддержке аудиторов»,- отмечает генеральный директор ООО «АФ „Старовойтова и партнеры“» Елена Старовойтова. «Более частые проверки позволят лучше оценить финансовое состояние кредитной организации»,— отмечает партнер BDO Денис Тарадов. Впрочем, по мнению скептиков, ситуацию с недобросовестными аудиторами, сознательно заверяющими недостоверную отчетность, это не исправит.

Вероника Горячева